Главная
Вход
Регистрация
Главная | Новое | Контакты
кино и фото искусство

  Автор блога МИХАИЛ САЛАЕВ
Vk.com | Fb.com | YouTube | naviduu.ru
Кино и фото искусство

  • ПРИГЛАШАЕМ
  • ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ
  • КОНТАКТЫ

  • Реклама

    Наш опрос
    Оцените проект Media-Shoot

    Всего ответов: 582


    Главная » Файлы » СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО КНИГИ » Книги по теории кино

    Л. Джулай - Документальный иллюзион
    [ ]

    Книга: Л. Джулай - Документальный иллюзион. Отечественный кинодокументализм

    Скачать бесплатно книгу Людмилы Джулай "Документальный иллюзион. Отечественный кинодокументализм - опыты социального творчества" 2005г. в формате pdf и fb2
    1,9 Мб
    http://media-shoot.ru/books2/Dzhulaj-Dokumentalnyj_illjuzion.pdf
    http://media-shoot.ru/books2/Dzhulaj-Dokumentalnyj_illjuzion.fb2

    Скачать бесплатно книгу Людмилы Джулай "Документальный иллюзион. Отечественный кинодокументализм - опыты социального творчестваЭта книга об одной из сложнейших, едва ли не самых «проклятых» проблем теории и истории документального кинематографа — проблеме взаимоотношений неигрового кино с государством и обществом. Автор начинает с дореволюционных
    времен, когда империя не руководила неигровым кино, ведет через советский тоталитаризм к нашим дням, когда новая Россия «перенимает» царскую традицию и вновь бросает кинодокументалистов на произвол судеб, только теперь уже в условиях кризиса и разрухи. Вот эта триада, прослеженная на обильном фактическом материале, и составляет конструктивную основу монографии.

    Введение
    Самый необыкновенный аттракцион, придуманный человече-
    ством на пороге XX века, — это документальный кинематограф,
    где реальность и искусство стыкуются так плотно, что расстоя-
    ние между ними почти трудно различить.
    И все же художник
    своей творческой волей преодолевает эту тесную для самовыра-
    жения нишу и оформляет образ реальности почти по древнему
    рецепту ваятеля — отсекая все лишнее, оставляя все главное.
    Только делает это своим рабочим инструментом — выбранным
    объективом, ракурсом, монтажом.

    Наверное, порой кинокамере недоставало спокойной отре-
    шенности летописца. Наверное, в идеале и хотелось бы хрони-
    керу подобно андерсеновскому герою сложить из зеркальных
    сколов реальности волшебное слово ВЕЧНОСТЬ. Но не выходи-
    ло. А ЖИЗНЬ — так казалось — получалась!

    Кинематографический иллюзион, как известно, начался
    именно с хроники
    . Не ставя перед собой никаких идейных задач,
    Люмьеры сняли, как принарядившиеся девушки в шляпках и уз-
    ких юбках выходят из ворот фабрики, как на вокзал прибывает
    пассажирский поезд, как кормят младенца с ложечки... Важно
    было, что все эти любительские фотографии двигались. И это бы-
    ло открытием, сенсацией, успехом! Но серия этих хроникальных
    кадров завершалась не столь просто. Озорной мальчишка насту-
    пал на шланг поливающего цветы садовника и отскакивал, когда
    простодушный поливальщик недоуменно заглядывал в иссякшее
    жерло. Политый поливальщик! Здесь уже был и примитивный
    сюжет, намеченные характеры — озорник и простофиля. Был
    юмор — несложный, карикатурный. Была, наконец, мораль: са-
    довник надрал мальчишке уши. Это тоже был иллюзион, но игро-
    вой! Итак, в синкретике первой же кинопрограммы содержалась
    возможность как размежевания, так и соединения двух намечаю-
    щихся в кино ветвей, двух аттракционов «отражения» и «подра-
    жания», «фотографического фильма» и «фильма, изображающе-
    го физическую реальность», по терминологии Кракауэра.

    Намеченное «политым поливальщиком» разделение зрелища
    на хроникальное и игровое узаконилось
    , особенно после
    экспе-риментов художественно одаренного последователя лишенных
    фантазий Люмьеров — Жоржа Мельеса, который, кстати, кро-
    ме своих «феерий» снимал и документальные фильмы, экспери-
    ментируя в них с трюковыми возможностями киноаппарата.
    Данное исследование посвящено отечественному докумен-
    тальному кинематографу, его встречам с Историей нашей стра-
    ны, попыткам эту историю, иногда непонятную, труднообъяс-
    нимую, поймать в силки кинообъектива, потом внимательно
    изучить добычу, рассмотрев ее по кадрику, а потом убедить зри-
    теля, что она, история, была именно такой, и еще уверить его в
    том, что у камеры находился умный, вдумчивый, зоркий и, глав-
    ное, честный свидетель и истолкователь, благодаря которому мы
    увидели то, чему сами свидетелями не были, побывали «там» и
    «тогда», где за далью расстояний или времени быть не могли,
    увидели событие в масштабе всего его величия и в мельчайших
    подробностях и деталях, играющих, кстати, в механике истории
    зачастую роковую и определяющую роль.

    Советский документализм — одна из самых ярких глав миро-
    вой киносаги.
    Может быть, наша советская глава даже самая яр-
    кая. Но не будем уж столь неуступчивы. Если скажем, что исто-
    рия нашего кино была самая драматическая, — так будет точнее.
    Потому что нигде больше документальное кино не занимало та-
    кого высокого места в общественной «табели о рангах», нигде
    не получало статуса государственного искусства, которому мно-
    гое давалось и с которого еще больше спрашивалось.

    Нигде мы не найдем подобного сочетания творческой свобо-
    ды и законопослушности, высокой поэзии и утилитарности.
    Нигде документальное кино не сочиняло жизнеподобные ми-
    ры, в которых хотелось жить миллионам простых людей, а тыся-
    чам — тоже не малым — они претили. Никто не проходил через
    подобное упоение мифотворением и никто так не стремился к
    святыне Киноправды. Наконец, никто так не поранился оскол-
    ками разбитых иллюзий.

    На большой площадке истории, где одно событие сменяет
    другое, взамен одной людской волны набегает новая, а камера .
    пытается постичь тайну судьбы очередного поколения — на этой
    площадке для нас главным героем является КИНОХРОНИКЕР.

    Самоотверженный, вдумчивый, романтичный, дотошный, про-
    зорливый, а порою, наивный, суетливый, поверхностный... похо-
    жий на нас.
    И все же, как выразился бы любимый герой из филь-
    ма «Подвиг разведчика» — с особым зрением, особым слухом,
    особым нюхом на событие. Кинохроникер и правда разведчик
    своего времени, со-временности.

    А было: революция, индустриализация, коллективизация,
    чистки, войны, крушение культов, волюнтаризм, социализм
    разной степени зрелости, «пятилетки-семилетки», года «решаю-
    щие» и «определяющие», ускорения и перестройки...
    И сегодня тоже немало: демократизация и приватизация,
    ваучеризация и рыночные отношения, девальвации и стабили-
    зации, программы с временным объемом в «500 дней» и с прог-
    нозами на XXI век... Легко ложащиеся на бумагу слова и этапы
    длинного, нескончаемого трагического пути страны... Коды пе-
    ретрясок и прожектов, изменяющие жизненные орбиты мил-
    лионов. Неистощимые вариации агрессии общественного на
    индивидуальное, но и индивидуального на общественное, не
    слабеющая экспансия истории на личность. Так было, так есть
    и — не надо строить новых иллюзий — так будет и впредь. Дан-
    ное противостояние, в сущности, и составило драматическое со-
    держание главного сюжета, который как бы лейтмотивно раз-
    рабатывало советское документальное искусство, иногда не
    осознавая этого впрямую, но пробиваясь через идеологические
    препоны с помощью природного, интуитивного фотографизма.

    Государство — вот еще принципиально важный для нас ге-
    рой, персонаж без конкретного лица, обобщенно представляю-
    щий руководящую силу то в обличий диктатора, то политбюро,
    то просто даже киноминистерства.
    Этот герой — покровитель
    кинохроникера и его оппонент, вдохновитель и цензор, работо-
    датель и ментор. Под государственной опекой проходило стано-
    вление и формирование советского документального кинемато-
    графа. Оно стимулировало кинематографическую разработку
    своих ведущих идеологем и агитационных образов, таких как
    Родина, советский народ, коллектив, подвиг, труд. Оно опреде-
    ляло трактовку тем войны и мира, социалистического сегодня и
    коммунистического завтра; оно спускало установку на образ
    врага и задавало параметры образа героя.

    Государственность — всегда была главной опорной традици-
    ей советского экрана. Поэтому драма распавшегося государст-
    ва — СССР — и породила драму его кинематографа.

    Категория: Книги по теории кино
    Просмотров: 2748 | Загрузок: 0
    Всего комментариев: 0

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Форма входа

    Категории каталога
    Книги по теории фотографии [78]
    Теория и история фотографии
    Книги по теории кино [89]
    Скачать книги по теории кино



    Проекты
    ВОЗРОДИМ КИНО:

    Статистика


    Media-Shoot © 2007-2017 info@media-shoot.ru Хостинг от uCoz