Главная
Вход
Регистрация
Главная | Новое | Контакты
кино и фото искусство

  Автор блога МИХАИЛ САЛАЕВ
Vk.com | Fb.com | YouTube | naviduu.ru
Кино и фото искусство

  • ПРИГЛАШАЕМ
  • ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ
  • КОНТАКТЫ

  • Проекты
    ВОЗРОДИМ КИНО:

    Реклама


    Главная » Статьи » ИСТОРИЯ КИНЕМАТОГРАФА и ФОТОГРАФИИ » Великие и известные фотографы

    Анри Картье-Брессон
    Анри Картье-Брессон

    Матерью Анри была Марта Ле Вердьер (девичья фамилия), а отцом Андре Картье-Брессон. Двойная фамилия отца, «Картье-Брессон», впервые зарегистрированная в 1901 году, получилась соединением фамилии крестьян Картье, родом из департамента Уаза, и фамилии промышленников Брессон, производителей хлопковой нити. Взаимоотношения начались, когда городская семья Брессонов поручила уход за своими детьми членам сельской семьи Картье. Позже два сына Картье поступили учениками к Брессону и, в конце концов, женившись на дочерях своего шефа, вошли в долю предприятия. Бизнес процветал, и имя «Картье-Брессон» стало в начале 20-го века во Франции очень известной маркой хлопчатых ниток.

    Его назвали Анри в память о дедушке с отцовской стороны, он был старшим из пяти детей.

    Живописью он интересовался с юности. В декабре 1913 Анри познакомился со своим дядей Луи, художником, который ввел его в мир искусства. К сожалению, дядя умер в 1915-м, но Анри продолжал следовать его советам. Он учился в ателье художника Андре Лота. Фотография Картье-Брессона во многом обязана его образованию его как художника и графика.

    В 1930 году, после начала обученая живописи и графики, он отправился в путешествие в Африку. Вернувшись во Францию в 1932 году, он решил посвятить себя фотографии. Его очень впечатлили несколько снимков, сделанных Эженом Атже и Андре Кертесом, но более всего его подтолкнул к фотоискусству вот этот снимок сделанный Мартином Мункачи (en:Martin Munkácsi) в 1929 или 1930 году, на котором изображены трое чернокожих людей, голышом бросающиеся в волны озера Танганьики (Танзания). Он высоко оценил эстетику этой фотографии и восхищенно написал: «О! Это можно сделать при помощи фотоаппарата!!». В том же году в Марселе он приобрел фотоаппарат Лейка, новинку тогдашнего рынка, так называемую «35-миллиметровую фотокамеру», легкую камеру, позволившую наконец ему достичь необходимого мастерства в той фотографии, к которой он имел склонность.

    Способности и методы работы Анри Картье-Брессона стали легендами в мире фотографии, например, он прославился за свою способность оставаться «невидимым» для людей, которых снимал. Бликующие металлические части своего фотоаппарата он заклеил черной изолентой, чтобы они не блестели. Он всегда делал законченный снимок в момент съемки: он никогда не изменял, не кадрировал сделанную фотографию. Также он известен тем, что старался снимать любую сцену в момент достижения наивысшего эмоционального напряжения, которое он называл «решающим моментом», широко известное выражение в фотографическом мире, которое для Картье-Бресснона означало «моментальное распознавание, в долю секунды, значимости происходящего и одновременно точной организации форм, что придают этому событию соответствующую ему экспрессию».

    Анри Картье-Брессон,Франция, 1968-1969 Об отношениях Картье-Брессона со временем Линкольна Кирштейна (en:Lincoln Kirstein), писатель и специалист в области культуры и искусства, говорил, что Картье-Брессон «постоянно боксировал со временем, время было одновременно противником и товарищем … чтобы быть пораженным и нокаутированным; они танцуют вокруг мгновения, ожидая открытия, чтобы зафиксировать его, остановить, победить».

    Но для т.н. решающего момента, не только пойманного, но и эстетично зафиксированного, необходима большая чувствительность и понимание природы человека, которыми Анри Картье-Брессон обладал в высочайшей степени. В 1952-м году словосочетание решающий момент сделалось названием его книги.

    В 1947-м Картье-Брессон со своими коллегами Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром (en:David Seymour), Джорджем Роджером (en:George Rodger), Марией Айснер (en:Maria Eisner), Биллом Вандивартом и Ритой Андиверт основал содружество фотожурналистов — агентство Magnum Photos.

    В 1954-м музей Лувр организовал свою первую выставку фотографий, и фотографом был Картье-Брессон. Он выставлял свои работы в самых известных галереях и музеях мира. Издано множество книг, в которых опубликованы его фотографии, в основном сопровождаемые анализом их художественных достоинств.

    Он фотографировал как обычных людей, так и важных персон и значительные события XX-го века. Вот только некоторые известные личности, которых он снимал: Ирен и Фредерик Жолио-Кюри (1944), Анри Матисс (1944), Альбер Камю (1944), Поль Валери (1946), Уильям Фолкнер (1947), Трумэн Капоте (1947), Хоан Миро (1953), Жан Ренуар (1960), Андре Бретон (1961), Мэрилин Монро (1961), Ролан Барт (1963), Коко Шанель (1964), Жан-Поль Сартр, Эзра Паунд (1970), Луи Арагон (1971).

    Анри Картье-Брессон был женат дважды: в 1937-м на Ратне Мохини, танцовщице, приехавшей из Джакарты (с которой развелся в 1967-м), и в 1970-м на фотографе Мартине Франк (en:Martine Franck), от которой у него родилась дочь Мелани (Melanie).

    Он умер 3 августа 2004-го года в Isle-sur-la-Sorgue (Воклюз, Франция).


    Озабоченный фотограф Анри Картье-Брессон

    Так именуют на Западе фотожурналистов, снимающих не рекламу и голозадых девиц, а социально значимые сюжеты: демонстрации, пикеты, да и просто повседневную жизнь толстосумов и простых людей из беднейших кварталов.

    Озабоченный фотограф Анри Картье-Брессон Не Картье открыл первым этот беспокойный и труднейший вид фотодеятельности. Еще на заре фотографии в 1840 – 50-х годах появились первые фотографы-путешественники. Как сообщал известный художественный критик XIX столетия В.В.Стасов: «Путешествия, с самого открытия фотографии, постоянно были одним из главнейших возбуждений, вызывавших ее производительность, сначала на металлических дощечках (дагеротипиях. – B.Б.), a потом исключительно на бумаге (талботипия. – В.Б.). Число путешественников, ездивших во все края света с целью привезти назад коллекцию фотографических видов, чрезвычайно велико. Мы назовем только важнейшие коллекции. Виды Греции снимал барон Гро; Мексики – Тифро. Эти две коллекции на металле. На бумаге же виды Египта, Палестины и Сирии снимал Максим-дю-Кан и Тенар, Испании – Виконт Вижье, Виконт Дакс, Тенисон; Швейцарии – Мартенс; Рейна и вообще Германии – Дакс, Марвилль, Феррье; России, а именно Киева, Петербурга и Москвы – Фентон, секретарь Лондонского фотографического общества...»
    Мы прерываем цитату из Стасова, чтобы не забыть основной нашей мысли – уже на заре фотографии многие фотографы вышли из студий, чтобы запечатлеть виды, а несколько позже, когда стала позволять усовершенствованная фототехника, и события подлинной жизни. Большое количество видов Франции и заграницы издал в 1850 – 6О-е годы фотограф из Лилля Бланкар-Эврар. В эти же годы Генрих Деньер в России выпустил так называемые «Деньеровские тетради» – альбомы фотопортретов «известных лиц России». Эти альбомы выходили тетрадями по 12 фотоиллюстраций в каждой, кроме портретов, 13-й фотографией показывался «тип туземцев» из различных далеких мест России, доставленных издателю местными фотографами.
    К концу XIX столетия броможелатиновый способ фотографирования позволил делать снимки со скоростью от 1/20 до 1/100 секунды. Сатклиф, Стиглиц, Эванс воспользовались новыми возможностями для съемки бытовых сценок на улицах и площадях, или, как принято говорить – «на пленэре». В России одним из первых жанровых фотографов стал еще в 1870-х годах Вильгельм Каррик.
    К концу века бесчисленные газеты и журналы стали печатать фоторепродукции с мест происшествий. В этом виде съемок отличились хроникеры Риис и Хайн, которых именовали как «социальных идеалистов с камерой». В Петербурге в это время энергично работала фирма «Булла и К°».
    Документализм, присущий фотоснимкам, позволил использовать фотографии для яркого и наглядного изображения социальной несправедливости и борьбы, как теперь принято говорить, «за права человека».
    Озабоченный фотограф Анри Картье-БрессонК началу XX столетия почва для бурного развития фотожурналистики была подготовлена. Фототехника позволяла производить съемку даже в условиях плохой освещенности с помощью магниевых вспышек, а социальных тем было более, чем достаточно: Первая мировая война, революция в России, Германии, Венгрии, непрекращающиеся волнения в колониальных странах Африки, в Китае, Индии и т.д.
    Родившийся в 1908 году, в семье богатого текстильного фабриканта, Анри уже в юношеском возрасте оказался в эпицентре бурной социальной жизни Парижа. Под влиянием социалистических идей он отказался от продолжения родительского дела и отправился изучать живопись в ателье Лота. Но размеренная жизнь в живописном ателье показалась Картье излишне пресной.
    В 1920-х годах он отправился в Африку. Именно там он почувствовал, что многое из увиденного остается незапечатленным, поскольку рука рисовальщика чаще всего не успевает за событиями. Может быть в Африке и зародились мысли о занятии фотографией? Во всяком случае, вернувшись в начале 1930-х годов во Францию, Брессон покупает себе первую «Лейку», камеру, необходимую в те годы каждому фоторепортеру. Напомним, что камерами «Лейка» снимали А.Родченко и Моголи-Надь – реформаторы фототрадиций в 1930 – 40-е годы. В одном из интервью Картье вспоминал, что большое впечатление на него произвели образы торсов африканцев на фоне волн известного фотографа Мункачи. Во всяком случае, его привлекла способность фотографии моментально запечатлевать бытовые сценки и Анри отправился в беднейшие кварталы Парижа на охоту за образами.
    Особая чуткость к событиям в чужой жизни, в чужой для фотографа среде, выделяли его снимки из огромного числа подобных. Друзья хвалили, а иногда и критиковали снимки Картье, а он все снимал и снимал, не задумываясь о том, кому его снимки могут быть нужны и каким образом превратить их в коммерческий проект.
    Позже, ближе к семидесятилетию, знаменитый маэстро ошарашил своих многочисленных поклонников следующим заявлением: «Я никогда не проявлял особого интереса к фотографии. Для меня кадр – скорее мгновенный рисунок. И вообще моя истинная страсть – рисование, живопись». И действительно, на пике мировой славы маэстро затворился в своей парижской студии и взялся за кисть.
    Но в начале 1930-х годов, когда Анри купил себе «Лейку», его взгляды на фотографию были иными. Впрочем, в те далекие времена он большой славы не снискал. В великой войне против фашизма Картье-Брессон был участником сопротивления.
    Озабоченный фотограф Анри Картье-Брессон Стоит упомянуть, что ближе к 1940-м годам, от документальной фотографии он перешел в документальное кино и успел показать на экране фильм о госпиталях республиканской Испании и снял ленту об узниках фашистских концлагерей. В 1947 году Картье стал одним из основателей пресс-агентства «Магнум». Это кооперативное агентство объединило наиболее даровитых и энергичных фотожурналистов Европы, в числе которых был знаменитый военный фоторепортер Капа. «Магнум» ставил задачу бесцензурной фотосъемки событий. Агенты «Магнума» предлагали редакциям готовые эксклюзивные материалы, в которых по условиям договоров нельзя было изменять ни одной запятой, ни кадрировать ни единого снимка. Начинание было беспримерно смелым даже в те послевоенные времена. Казалось, такому агентству грозит провал, но, благодаря взаимовыручке и талантливости объединившихся фотографов, «Магнум» выстоял. Заказы на его работы начали поступать из различных стран мира.
    Исполняя заказы на съемку, Анри Картье-Брессон вскоре после создания «Магнума» отправился на съемки в Индию, получившую независимость в результате освободительного движения. Не пропустил Картье и борьбу китайского народа за свою независимость. Имя фотографа стало известным среди журналистов мирового масштаба. Но особая слава пришла к маэстро после его парижской выставки в 1950-х годах, которая совершила триумфальное шествие по Европе и Америке.
    В это же время россияне увидели первые работы Картье, которые не оставили равнодушными никого из журналистов, фотопедагогов и руководителей фотоагентств. Автор присутствовал на заседании фотосекции Союза журналистов СССР в конце 1950-х годов, когда два именитых искусствоведа тех лет вели между собой дискуссию о значении и методах съемки Картье-Брессона.
    Причем В. Образцов, народный артист и знаменитый на весь мир кукольник, чей театр до сих пор принимает зрителей на Садовом кольце в Москве, утверждал, что маэстро долго вынашивает свои творческие планы, прежде чем нажать на спуск затвора. В то же время С. Морозов, чья книга «Творческая фотография» до сих пор является наиболее значительным произведением на тему фотоискусства, уверял, что Картье создает свои фотокартины спонтанно, внезапно, по ходу жизни. И его талант позволяет ему в 1/100 секунды создать целую картину из жизни гомосапиенса, человека разумного, как принято нас иногда с вами называть.
    Озабоченный фотограф Анри Картье-БрессонПрав оказался С. Морозов, никогда не выезжавший за пределы Садового кольца Москвы, в отличие от В. Образцова, частого гостя Парижа. «Интуиция гения, сообщающая бессмертие проходящему мгновению, помноженная на тонкое понимание природы человека, делает Картье-Брессона неподражаемым», – писал журналист Ю. Савенков после встречи с маэстро. На нас, в те далекие годы молодых фотожурналистов, снимки Картье произвели неизгладимое впечатление. Наши работы тех лет, по сравнению с его снимками, были очень далеки от совершенства. Картье требовал, чтобы вся работа над сюжетом и фотокомпозицией была проведена в момент съемки и не требовали никакой дополнительной отделки в лаборатории. Особенная слава пришла к Картье после выхода во Франции его альбома, озаглавленного лишь начальными латинскими буквами его имени и фамилии – «Н.С.В.». Альбом разошелся молниеносно и был переиздан в Америке. Вскоре появились альбомы, посвященные Индии и Китаю. Маэстро неоднократно бывал в Советском Союзе и дружелюбно относился к великой стране. Результатом этих поездок явился альбом «Москва».
    В 1972 году в Манеже открылась выставка трех десятков французских фотографов под названием «Лицо Франции». Люди буквально ломились на выставку и особенной популярностью пользовались фотографии самого Картье, составлявшие чуть не треть всей выставки. Удивительным были не только сами сюжеты, привлекавшие внимание великого фотографа, но их убедительность и особенность композиций, вопреки всем широко распространенным представлениям о ней. Всем, кто внимательно штудировал учебники по композиции, или обучался у фотографов, известны вялые фотокомпозиции снимков, когда сам отпечаток можно разделить на несколько отдельных, самостоятельных кусков. Таковы, на первый взгляд, и композиции Картье. Но только на первый взгляд! Чем внимательнее всматриваешься в его снимки, тем более убеждаешься в незыблемости, единстве его творений. К примеру, выразительно снят человек, перебегающий дорогу и прикрытый курткой от внезапного дождя. Слева вертикальный ствол дерева, который, казалось бы, отрезает всю левую часть снимка по всем классическим канонам. Но в снимке Картье этого не происходит. Все, на первый взгляд «лишние детали» его отпечатков, намертво присоеденены к чему-то главному и очень человечному.
    Озабоченный фотограф Анри Картье-БрессонТакова природа удивительного таланта Картье. В 1/100 секунды создать законченное произведение, полное драматизма, насыщенного жизнью – и все это скомпоновать по брессоновски, против всех учебных канонов. Действительно, как заметил В. Маяковский, поэт не тот, кто умело пользуется поэтическими приемами, но кто эти приемы создает в полную меру собственного таланта.
    Ну а вышеприведенное высказывание о том, что Картье никогда не проявлял интереса к фотографии, надо воспринимать с одной стороны, как несколько кокетливое, со стороны уставшего от мировой славы, мастера. А с другой стороны, в нем имеется глубокая правда о том, что маэстро интересовала не столько фотография, сколько запечатление ярких моментов жизни людей, независимо от цвета кожи и национальности. И самую суть своего мировоззрения Картье высказал в ином интервью: Брессон всегда хотел смешаться с толпой, «быть бабочкой, свободно летающей среди министров, президентов, мошенников, блудниц». И вообще, конечно же, каждое высказывание такого великого фотографа авторитетно, но еще авторитетнее его незабываемое творчество.
    После 1970-х годов мы почти ничего не слышали об Анри. Лишь два года назад его жена привезла в Москву большую выставку работ фотографа и сообщила, что маэстро теперь отдает предпочтение живописи. Но ни его рисунков, ни его живописи на выставке не оказалась. Недавно пришло известие о его смерти.
    Еще одна яркая страница фотоискусства оказалась перевернутой навсегда.
    И несколько слов о методе и приемах его фотосъемки. Картье всегда работал «Лейкой» с объективом «Тессар 3,5/50». Для портретной съемки он использовал в той же «Лейке» объектив с фокусом. В его карманах всегда был большой запас кассет с пленкой и на съемках они быстро расходовались. Лаборанты «Магнума» со всех кадров делали отпечатки размером 9 x 12 см и маэстро подолгу перебирал несколько десятков отпечатков прошедшей съемки, оставляя лишь 5 – 6 достойных, по его мнению. После чего отобранные кадры вновь отпечатывались в большем размере и делался окончательный выбор работ. То что на выставках Картье производило на зрителя впечатления несколько случайного, легко отснятого материала, на самом деле было результатом напряженного отбора, как в процессе съемки, так и при печати. Сочетание огромного дарования и трудоспособности и создавали шедевры фотоискусства.

    Категория: Великие и известные фотографы | Автор:
    Просмотров: 9859
    Всего комментариев: 0

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Форма входа

    Категории каталога
    Великие и известные режиссёры [25]
    Великие и известные кинооператоры [25]
    Великие и известные фотографы [20]
    Великие и известные сценаристы [8]
    История развития фотографии [6]
    История развития кинематографа [18]



    Реклама

    Статистика


    Media-Shoot © 2007-2017 info@media-shoot.ru Хостинг от uCoz